...

Nov. 10th, 2015 09:02 am
ilya_simanovsky: (melancholy)
Мой любимый литературный персонаж – фотограф Жбанков. Набравшись наглости, я спросил Тамару Зибунову ([livejournal.com profile] th3) о его прототипе.

Выяснилось следующее:

1. Оба фотографа, работавших с Довлатовым в газете «Советская Эстония», были непьющими.
2. Сотрудника по фамилии Жбанков в штате не было, среди близких знакомых Довлатова такой тоже не замечен.

«Я позвонила двум бывшим сотрудникам газеты, никто не помнит никакого Жбанкова. Фамилия вроде знакомая, но ни у кого никаких воспоминаний. Жбанков - просто лирический питерско-таллинский собутыльник СДД –

говорит Тамара​ Николаевна и добавляет:

– Кроме самого события - письма доярки и ответа Брежнева - все остальное литература. В основу этого «компромисса» взято написанное Виталием Репецким письмо Лейды [у Довлатова она - Линда] Пейпс Брежневу. Я думаю, фотограф самостоятельно ездил ее фотографировать. Кстати, чтобы взять в любом уголке Эстонии интервью, никуда с ночевкой ехать не надо. Разве что на острова".

---
Другие занятные факты об этом компромиссе можно найти здесь: http://goo.gl/PWivRV и здесь http://th3.livejournal.com/384579.html

А здесь можно прочитать настоящее письмо Брежнева доярке:
http://goo.gl/C2HPWI

...

Oct. 6th, 2015 01:13 am
ilya_simanovsky: (melancholy)

Редкий документальный фильм для тех, кто любит "Компромисс" и хочет познакомиться с прототипами его персонажей.

Особенно ярко выступает прототип, которого прославила довлатовская фраза "У Мити Кленского – триппер". Сочувствуешь, конечно, человеку, но он так возмущается и оправдывается, что снова делается смешно.

...

May. 24th, 2015 07:50 pm
ilya_simanovsky: (melancholy)

Три короткие истории про Бродского. Особенно ценна, по-моему, последняя. Упоминаемый в ней СДД - С.Д. Довлатов, а Саша - дочь Сергея Довлатова и Тамары Зибуновой.

.

Mar. 18th, 2013 01:43 am
ilya_simanovsky: (Израиль Кастро)
"Например, Михал Иваныч спрашивал:
— Ты знаешь, для чего евреям шишки обрезают? Чтобы калган работал лучше…
И я миролюбиво соглашался:
— Вообще-то, да… Пожалуй, так оно и есть… "
(с)

Ассоциация навеяна, как ни странно, вот этой картиной.




Климченко "Пушкин с крестьянскими детьми"

отсюда. За наводку спасибо [livejournal.com profile] kizune

.

Mar. 14th, 2013 01:14 am
ilya_simanovsky: (Израиль Кастро)
Читаю о том, как на Руси появился Аристотель Фиораванти:

Ивану III срочно необходим был опытный и талантливый архитектор, так как в 1474 году в Московском Кремле произошла катастрофа — рухнул почти достроенный новый Успенский собор. Псковские мастера, осматривавшие обрушившееся здание, сделали вывод, что «известь не клеевита да камень не тверд», но сами за постройку нового собора не взялись, и Семён Толбузин был по совету Софьи Палеолог немедленно отправлен в Италию за подходящим специалистом.



Осип Лихачев понизил голос и сказал мне:
- Есть подозрение, что эпоксидная смола не затвердела. Цыпа бухнул слишком много растворителя. Короче, эта мраморная фига держится на честном слове. Поэтому, когда начнется митинг, отойди в сторонку. И жену предупреди на будущее.
- Но там же, - говорю, - будет стоять весь цвет Ленинграда! А что, если все сооружение рухнет?

- Может, оно бы и к лучшему, - вяло сказал бригадир...
ilya_simanovsky: (Израиль Кастро)
1) Очень рекомендую разговор Александра Гениса и Соломона Волкова о Сталине, Германе, Прокофьеве, "Хрусталеве"...

2) Наткнулся на поразительное в интервью Германа:

Мы когда начинали "Хрусталева", я подумал: а не снять ли Сережу Довлатова? У него был брат (у меня в картине, если помнишь, есть даже Боря Довлатов). Сережа был писателем, обласканный судьбой, а Боря не был обласкан, и два раза тяжело сидел в тюрьме. Похожи они были абсолютно, но просто один из них был тюремный житель, хотя очень достойный тоже человек, а другой был такой, какой был. И вдруг хлоп: один умер, потом второй. Ко мне подошел режиссер Миша Богин и сказал: я знаю артиста в Новгородском театре, который внешне похож на Довлатова. Так появился Юра Цурило.

и в другом интервью чуть подробнее:
 
Когда я запускался с фильмом “Хрусталев, машину!”, я задумал на роль генерала пригласить Сережу Довлатова, а на роль его двойника – Борю. И это было бы очень точно. Они все еще были похожи, но один был нежным красавцем, от которого женщины падали, а у другого на лице были уже две тюрьмы (он, по-моему, болел краснухой, и вся кожа на лице у него была испорчена). Боря выглядел как некий шарж на своего младшего брата. О том, что я собирался его снимать, Сережа не знал, я держал это в секрете. Но вскоре оба брата (сначала Сережа, потом Боря) умерли. Тогда второй режиссер картины Миша Богин сказал, что он знает одного новгородского артиста, очень похожего на Довлатова, и привез Юру Цурило. Похож он был, конечно, условно, но оказался очень талантливым артистом, и мы его утвердили.

Так вот, кто определил типаж!!

.

Oct. 1st, 2012 10:27 am
ilya_simanovsky: (Default)
В журнале "Бельские просторы" (г. Уфа) опубликовали мой старый текст-рецензию на "Довлатова" Валерия Попова.

В общем, We all live in Ufa! как поет Ю.Ю. Шевчук:)

http://www.bp01.ru/public.php?public=2540

И спасибо [livejournal.com profile] serafimm!
ilya_simanovsky: (Default)
В ноябрьском номере сетевого литературного альманаха "Ликбез" появился мой текст, посвященный семидесятилетию со дня рождения Довлатова (заголовок - от редакции). Он вырос из этого моего поста, когда Ирина Каренина [livejournal.com profile] karenina_irena попросила меня довести его до уровня статьи.

Ей я очень благодарен не только за публикацию, но и за стимул додумать и доформулировать. Вроде получилось.
ilya_simanovsky: (Default)
Геннадий Литвинцев, автор статьи про Довлатова, в которой Генис (а чуть раньше и я) нашел фразу очень похожую на фразу из "Довлатова и окрестности", пришел в комментарии к моему посту. Там он в частности процитировал письмо - ответ Генису.

Статья его мне не понравилась, о чем я и сказал, но общаться с вежливым человеком приятно. Думаю, что с фразой и правда случайность.
ilya_simanovsky: (Троицкий)
Кстати, о дежа-вю, плагиате, двойниках и всяком таком прочем - теги каждый расставит по вкусу.

[livejournal.com profile] karenina_irena подкинула ссылку на статью в "Литературной газете". Читаю:

«Компромисс» был издан в эмиграции, и там, понятно, задеть, рассердить или особенно насмешить никого не мог. Из Америки изображённые Довлатовым эстонские функционеры казались не менее вымышленными, чем Хлестаков или Чичиков.

Автора статьи зовут Геннадий Литвинцев. Хорошо сказал! Только где-то я уже такое..

В общем, найдите десять отличий:

В эмиграции «Компромисс» никого не задел. Из Америки эстонские функционеры, вроде «застенчивого негодяя Туронка», казались не менее вымышленными, чем Ноздрев или Манилов

Автора зовут Александр Генис. Книга - "Довлатов и окрестности".
ilya_simanovsky: (Default)
Я согласился бы жить на земле целую вечность,
если бы мне прежде показали уголок, где не всегда есть место подвигам.

Вен. Ерофеев "Москва-Петушки"

Гражданин второсортной эпохи, гордо
признаю я товаром второго сорта
свои лучшие мысли и дням грядущим
я дарю их как опыт борьбы с удушьем

Иосиф Бродский


Эти две цитаты из наиболее ценимых Сергеем Довлатовым современников я бы поставил эпиграфом ко всему его творчеству - так они ему подходят.

Считающийся среди эстетов анекдотчиком и писателем для любителей легкого чтива, Довлатов в своих книгах описывает жизнь на довольно страшном фоне – бессмысленном, устойчивом, депрессивном. Все будет так, исхода нет - и невозможность печататься ("Компромисс"), и невозможность уехать ("Заповедник") и невозможность жить во всем этом ("Зона"). По большому счету в этом мире остается только пить. Но не только внешние обстоятельства давят довлатовского героя, он и сам совершенно безнадежен. Он не может ни удержать мучающую его женщину (Тася), ни избавиться от нее. Несмотря на разряд по боксу и общую физическую силу, из конфликтов он неизменно выходит проигравшим - его травмируют зеки, напарник по охране, неизвестные хулиганы. Он не способен даже "сделать секс" в командировочном приключении, где казалось бы все располагает к забытью радостному (Жбанков) - вместо этого он уныло и беспомощно напивается.

Самое удивительное, что в этом удушающем мире есть чем дышать и, кажется, даже есть для чего жить, хотя все вокруг указывает на отсутствие какого-либо смысла. Может быть, это главный секрет любви к довлатовской прозе. Важно и то, что Довлатов подчеркнуто свободен от нотаций и не давит нравственностью - он издевается над морализаторством («главное - быть человеком, Шурка») и его пространство - тот самый заповедный уголок, где нет место подвигам. А если и есть, то подвиги эти никак не созданы для подражания - украсть стенгазету из кабинета гэбешника (Буш) или помочиться на шляпу директора школы (Борис). Эти странные люди побеждают окружающий абсурд абсурдом собственным. Они неуязвимы, как Швейк, побеждающий идиотизм военной машины идиотизмом своих поступков, что оказывается умнее всего. Впрочем, перефразируя горинского Бургомистра, что-то героическое есть и в половой неудержимости Шаблинского и в жизнерадостном пьянстве Жбанкова и в скоморошестве Маркова. Они не живут "правильно", но и не дают серому хаосу поглотить себя. Они просто живут. И рассказчик - и.о. Довлатова - живет с ними, смотрит на них и ему становится легче. И читателю становится легче. И откуда-то берутся и воздух и смысл. Не эта ли терапия порой нужнее всего?

Я давно заметил, что перечитывать Довлатова меня особенно тянет, когда плохо, когда надо пережить и продержаться. Довлатов меня не раз вытаскивал во время болезней и тяжелого похмелья, я перечитывал его по дороге на кладбище и в очереди перед судом. В общем-то, все это я написал, чтобы сказать спасибо. Формальный повод как раз есть.
ilya_simanovsky: (Default)
Новосибирский литературный журнал "Трамвай" опубликовал мою рецензию на поповского "Довлатова". Я слегка отредактировал свои ЖЖ-посты, когда склеил их для публикации, но незначительно.

http://tramline.ru/2011/05/30/valerij-popov-dovlatov/

Спасибо Ивану [livejournal.com profile] polutor!
ilya_simanovsky: (Default)
Все читавшие Довлатова помнят эпизод из "Филиала", где описан Ковригин, ухитрявшийся обидеть сразу всех. Интересно, что эта эпиграмма на Наума Коржавина в полной мере применима и к самому Довлатову.

Виктория Беломлинская вспоминала его слова:

«Вот суди сама: я живу здесь семь лет. За эти годы я поссорился — он стал загибать пальцы на руке, перечисляя имена тех, с кем поссорился, но скоро прервал сам себя и сказал — нет, легче перечислить тех, с кем я не поссорился: вот с Гришей Поляком и еще... нет, вы его не знаете... ну с Бродским я не поссорился, с Лешей...»

Одних Довлатов вольно или невольно обидел своими книгами, других - лично. И даже после смерти он обидел многих, когда была опубликована его переписка с Игорем Ефимовым. Впрочем, последний грех не на его совести - письма опубликовал Ефимов.
Перефразируя Бродского, из обиженных Довлатовым можно составить город. И многие жители этого города уже опубликовали свои воспоминания, от которых отмахнуться не получится.

Все, что было неприятного в Довлатове, Валерий Попов свел к общему знаменателю. Главный грех Довлатова в том, что он цинично и безжалостно использовал людей для создания своих книг и продвижения на вершину литературного Олимпа. "Но его жестокость во многом была производственной необходимостью" или даже "профессиональной болезнью" - он нее он, наверное, и лечился вином. Жизнь писателя судить по обычным меркам нельзя" - формулирует Попов.

Далее )

Часть I - здесь
Часть II - здесь
ilya_simanovsky: (Default)
Для большинства (очень хочется сказать "для всех") русских прозаиков, начинавших в те же годы, что и Довлатов, его американский взлет и огромная посмертная слава явилась полной неожиданностью. Вроде как спортсмен, который весь забег плелся в хвосте, вдруг оказался первым и порвал грудью финишную ленточку. Обидно - всем. И даже не потому, что обогнал, а потому что - откуда он вообще взялся? Юрий Милославский объявил все жульничеством - "его Бродский распиарил". Эдуард Лимонов сделал вид, что вообще не участвовал в соревнованиях - "это литература для обывателей". А Валерий Попов поступил умнее и достойнее. Он открытым текстом сказал: конечно, завидую. Но по-белому. Я тоже неплох, но Довлатов пришел первым потому что всю жизнь тренировался, а мы, дураки, и не заметили. Ура Довлатову!

Ничего удивительного, что это и стало вектором всей книги: как лузер и раздолбай Довлатов вдруг превратился в самого читаемого и любимого писателя поколения. А вот так, - говорит Попов. - Он не "вдруг превратился", он всю жизнь работал только на это и не останавливался ни перед чем. Не жалел ни себя ни других. И поражения оказались шагами к победе.

Что же, звучит вполне убедительно. Но Попова подвело писательское стремление весь материал подчинить одному сюжету. Поэтому, например, меня ему до конца убедить не удалось.

Read more... )

"в искренности любви Светланы к солдату Довлатову почему-то не сомневаешься"

"может, и стоило ему тогда жениться на правильной, веселой, простодушной и честной Светлане Меньшиковой?"

"Продолжаю переживать за Светку - почему же Довлатов ее не взял? Наверное, он убрал ее как "лишнего свидетеля". Он уже понимал, что спасение его - "Зона". <...> А честная и правдивая Светка, нависая над его плечом, могла засмеяться: "Что же ты пишешь, центнер? Ведь все же совсем не так!"

"Как писал Довлатов в одном стихотворении: "Не набить ли мне морду себе самому?" К счастью, Светлана сохранила о нем хорошие воспоминания (или они стали такими с годами) <...> Довлатов в жизни обидел не только ее..."

Предположение о "лишнем свидетеле" выглядит странно. Получается, Довлатов боялся возможных насмешек жены? Неужели если она была такой доброй, любящей и гордившейся стихами Сергея (по его собственному признанию) она бы его не поняла? Это похоже на умножение сущностей без необходимости, от чего предостерегает нас Оккам - обычно все бывает проще. И вот что читаем в интервью Светланы Меньшиковой о причинах разрыва:

"Мои родители очень не хотели, чтобы я переписывалась с Довлатовым, - вспоминает Светлана Дмитриевна. - Хотя сначала они смотрели на это благосклонно, я даже показывала им фотографию Сергея. Ну а после, когда письма стали приходить каждый день... Словом, им влезло в голову, что у нас были близкие отношения. Да, мы встречались три раза, но это были совсем другие встречи, романтические и не больше... Мои родители, ничего мне не сказав, написали резкое письмо ему и его маме. Довлатов ответил мне... После того уничижительного письма все и закончилось. Я даже не стала ничего никому объяснять, разобиделась на весь свет".

и далее:

Он красиво писал, красиво говорил. Я любила его письма, а не его самого. Никаких мыслей, чтобы связать с ним судьбу, у меня, конечно, не было...

Вот и рассыпаются все фантазии о преданной любви, вероятной женитьбе и циничном Довлатове, жестоко порвавшем отношения ради своей будущей литературы. Спасибо Светлане Меньшиковой - действительно очень достойному и честному человеку. Кстати, это интервью 2004 года, четвертая ссылка в Яндексе по запросу "Светлана Меньшикова Довлатов". Попов должен был его читать и самое интересное, что о письме от родителей Светланы он упоминает! Однако, почему-то не придает ему особенного значения.

Таллинская драма Довлатова тоже описывается как хладнокровный побег от беременной Тамары Зибуновой.

"Он вынужден покинуть Таллин, понимая, что это навсегда, а Тамара как раз ждет от него ребенка.  Да, умеет Довлатов напрячь жизнь! Ни себя не жалеет, ни... это многоточие вмещает все. Конечно, перед Тамарой предстоящий отъезд изображен как необходимый, деловой. Книгу рассыпали, из газеты выгнали - а ведь будущего ребенка надо кормить, а дела и деньги могут быть только в Ленинграде. И в то же время оба они понимают, что прощаются, в сущности, навсегда"

Хотя "книгу рассыпали, из газеты выгнали", но отъезд "изображен как необходимый и деловой" только перед Тамарой. Получается, что ни необходимым, ни деловым он на самом деле не был. Однако, если прочитать, как описывает это сама Тамара Зибунова, Довлатова именно вынудили уехать из Таллина – дело принимало серьезный оборот. Попов, например, ничего не пишет про спустившуюся из КГБ ложную информацию, что Довлатов подписал какое-то диссидентское письмо. О том, как Довлатова вынудили написать ПСЖ и  как редактор Туронок пресек всякие попытки коллег заступаться за Довлатова («Михаил Борисович! Вы не забыли, что первым стоите вочереди на квартиру?») Попов тоже не пишет, хотя и упоминает двумя словами: "выгнали из газеты". А ведь эти подробности придают несколько другой акцент всей этой истории. Заодно становится понятным, что у Довлатова были основания нелестно отозваться в "Компромиссе" о том же Туронке, за что Попов его укоряет в другом месте.

Из информации, которая дается у Попова, совершенно неясно бывал ли потом Довлатов в Таллине (хотя вроде бы это следует из одного письма, но специально не отмечается). Зато аж два раза в шести предложениях говорится, что оба понимали "это навсегда". Между тем, если почитать саму Тамару Николаевну, выясняется, что после отъезда Довлатова отношения не ограничивались только перепиской и были разорваны не только по его инициативе.

После упоминания о довлатовском отъезде, Попов цитирует письма Довлатова Зибуновой из Ленинграда и Пушкинских гор, где С.Д. просит прощения, жалуется на невозможность заработка, обижается сам и пишет, что никогда не приедет в Таллин. Создается впечатление, что Довлатов хладнокровно порвал с таллинской семьей, быстро отделавшись от угрызений совести, и даже алиментов не платил. Хотя из американских писем Довлатова видно, что он никогда не забывал свою таллинскую жену и дочь, старался при всякой возможности посылать им дорогие подарки и деньги из Америки. Но этих писем Попов не цитирует (за исключением маленького отрывка в другом месте книги). Нет смысла обелять Довлатова - при всем при этом он отнюдь не становится образцовым мужем и отцом, однако же картина, нарисованная Поповым, при более полной подаче информации начинает смотреться иначе.

Подозревать Попова в том, что он нарочно рисует Довлатова хуже, чем тот был, не стоит. Просто именно так трактовать жизнь Довлатова-человека велит сформулированный автором Довлатов - герой книги. Этот Довлатов продал душу литературе, постоянно требующей новых жертвоприношений.

---
Часть I - здесь
Часть III - здесь
ilya_simanovsky: (Default)
"Ты, я вижу, решил написать альтернативную ЖЗЛ?" - интересуется жена, наблюдая, как уже больше недели я штудирую источники и пишу этот текст. Да, альтернативная ЖЗЛ, это, конечно, перебор, но написалось действительно довольно много. Не надеясь, что хоть кто-то кроме меня осилит этот текст разом - разобью его на несколько частей. Что делать - хочется быть доказательным, а без обширных цитат здесь не обойтись.
---

Валерий Попов явно писал "Довлатова" лихо, легко и с удовольствием. А так как писатель Попов – хороший, биография читается почти как приключенческий роман (впрочем, герой располагает).

Многие упрекают автора в том, что он часто перетягивает внимание на себя, но это вряд ли можно отнести к недостаткам книги. Ведь Попов - практически ровесник Довлатова, тоже ленинградец, тоже писатель, а главное, приятель С.Д., к тому же знавший почти всех его друзей. Нет ничего удивительного в том, что он местами запараллеливает свою судьбу с довлатовской и позволяет себе описывать Ленинград той поры или обстановку в эмиграции через собственные впечатления и воспоминания. В этом и ценность выбора Попова на роль автора ЖЗЛ. Биографов Довлатова будет еще много; свидетелей, увы, с годами будет оставаться все меньше. А писательская наблюдательность и умение "сформулировать" жизнь повышают качество "показаний" такого свидетеля во много раз. Для того, чтобы написать биографию Довлатова, основанную на скрупулезном и отстраненном анализе всех доступных источников, Попов не нужен, вернее, нужен не Попов.

Однако, достоинства книги являются и ее главными недостатками. Биография, которую пишет не отстраненный исследователь, а пристрастный очевидец, вряд ли может получиться объективной (насколько это возможно вообще). У первого – все шансы подойти к делу максимально независимо и справедливо, у второго во многих отношениях связаны руки и есть личное отношение к теме, сложившееся из множества элементов, которые неизбежно останутся «за кадром». Кроме того Попов -  писатель, а у писателя всегда есть дополнительное искушение нанизать факты на красивый сюжет, отодвинув все мешающее в сторону. К сожалению, так и вышло. Формат «Попов о Довлатове» удался. Формат «биография Довлатова» - не получился.

по порядку )

Часть II - здесь
Часть III - здесь
ilya_simanovsky: (Default)


via [livejournal.com profile] stroler

А я почему-то лучше относился к Боровику. Хемингуэй, то да се. Извините, был неправ. Сам не знаю, что на меня нашло.
ilya_simanovsky: (Default)
3-го сентября исполняется 68 лет со дня рождения Сергея Донатовича Довлатова.

ilya_simanovsky: (украдено из картины <lj user="llemur">)
Назовешь Володей, — разглагольствовал Кузин, — а получится ханыга. Многое, конечно, от воспитания зависит...

Довлатов ("Юбилейный мальчик")


Прочитав у [livejournal.com profile] vadim_i_z подробности истории с абхазскими близнецами, сперва впечатлился цитатой из статьи Анастасии Савиных (в заголовке). А потом подумал, как могли бы выглядеть сейчас эпизоды из рассказа, процитированного в эпиграфе.

Например:

"- Гонорар, между прочим, двойной...
— Ты хочешь об этом ребенке писать?
— А что?
— А то что он - грузин. Каждого грузина нужно согласовывать. Ты фантастически наивен.
— Я писал о Сванидзе и не согласовывал.
— Ты еще скажи о Церетели. Сванидзе — член Комиссии по противодействию попыткам фальсификации истории в ущерб интересам России."

или

"- Константин Львович, срочно пришлите Леонтьева с деньгами!
— С какими еще деньгами?
— В качестве стимула. Чтобы детей назвали Володей и Димой. Отец согласен за пять тысяч. Иначе, говорит, Гарриком и Эдиком назову..."
ilya_simanovsky: (Default)
Считаю своим приятным долгом периодически (не так уж и часто, собственно) напоминать вам о существовании уникальной некоммерческой электронной библиотеки "ImWerden", которая непрерывно пополняется.

Библиотеке этой уже больше семи лет и находится она по адресу http://imwerden.de.
Главный там - Андрей Никитин-Перенский - он же пользователь [livejournal.com profile] imwerden.

В свое время я был одержим идеей достать где-нибудь записи чтения Есенина собственных стихов. Какие эмоции я испытал, обнаружив этот сайт, на котором в настоящее время выложены не только все известные записи голоса Есенина, но и записи чтения Толстого, Маяковского, Блока, Белого, Гумилева, Мандельштама, Пастернака, Ахматовой, Заболоцкого, Тарковского, Шаламова, Зощенко, Андреева, Асеева, Гудзенко, Джойса, Бродского и многих других, объяснять не надо.

Последнее из того, что заинтересовало лично меня - два рассказа Сергея Довлатова, записанные им на Радио "Свобода".

Также на сайте представлены и видеозаписи на которых запечатлены Ахматова, Пастернак, Заболоцкий, Арсений Тарковский и другие. БОльшая часть материала, конечно, - это видеозаписи с Бродским и документальные фильмы, посвященные ему же.

Кроме аудио- и видеоматериалов на сайте собираются и выкладываются факсимильные издания книг в формате PDF (не только ХХ век, но и XIX и даже XVIII) - огромное количество уникального материала.

Каждый может внести свой вклад в Библиотеку ImWerden, если есть чем поделиться. В ЖЖ [livejournal.com profile] imwerden время от времени появляются анонсы с перечислением новых поступлений.

Profile

ilya_simanovsky: (Default)
Илья Симановский

August 2017

S M T W T F S
  123 45
6 789101112
131415161718 19
20212223242526
2728293031  

Syndicate

RSS Atom

Most Popular Tags

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 24th, 2017 01:18 am
Powered by Dreamwidth Studios