Jan. 8th, 2017

...

Jan. 8th, 2017 01:51 am
ilya_simanovsky: (melancholy)
В сети не было интермедий Эрдмана к "Пугачеву". С этого момента есть, читайте. По-моему, уморительно смешно - и понятно, почему их сразу запретили. Они и сейчас актуальны. Ролик - чтение Эрдманом этих интермедий в театре на Таганке (не полностью) и его исторический диалог с Высоцким. Чтение Эрдмана я выкладывал и раньше, но это более полная версия.

Интермедии к спектаклю по драматической поэме С.Есенина "ПУГАЧЕВ"

ИНТЕРМЕДИЯ ПЕРВАЯ

Е к а т е р и н а и ее статс-секретарь Александр Васильевич Х р а п о в и ц к и й. В руках у него папка для бумаг в сафьяновом переплете. Он раскрывает ее и протягивает государыне первый лист.

Е к а т е р и н а . Это что?
Х р а п о в и ц к и й. Список ваших великих деяний, ваше величество.
Е к а т е р и н а . Прочти.
Х р а п о в и ц к и й. «Учрежденных губерний — двадцать девять. Построенных городов — сто сорок четыре. Заключенных...»
Е к а т е р и н а . Ты с ума сошел, зачем заключенных?
Х р а п о в и ц к и й. Заключенных договоров и соглашений, ваше величество.
Е к а т е р и н а . Ах, ты об этом.
Х р а п о в и ц к и й. Тридцать. «Одержанных побед — семьдесят восемь. Указов о законах — восемьдесят семь. Указов, облегчающих участь народа, — сто двадцать три. Итого: четыреста девяносто одно великое деяние».
Е к а т е р и н а . Как дойдет до полтыщи, перепиши начисто, пошлю Вольтеру. Что там еще?
Х р а п о в и ц к и й. Сообщение генерал-полицеймейстера о пожаре на Васильевском острове.
Е к а т е р и н а . А велик ли пожар-то?
Х р а п о в и ц к и й. Изрядный, ваше величество. Пока что сгорело сто двадцать четыре дома.
Е к а т е р и н а . Отстроимся. В шестьдесят-то втором году посильнее был, и то отстроились. Я тебе, Александр Васильевич, прямо скажу, пусть мы в Европе и чаще других горим, зато мы в Европе быстрее других строимся. Еще что?
Х р а п о в и ц к и й. Сообщение князя Вяземского о прививке оспы своим малолетним отпрыскам.
Е к а т е р и н а . А еще говорят, что мы отстали. А я полагаю, что ежели так и дальше пойдет, то мы по прививке скоро всех перегоним. Вот испанский инфант не привил себе оспы и помер, а Костя и Саша привили и живы; стало быть, Испанию-то мы уже перегнали. Все, что ли?
Х р а п о в и ц к и й. Еще несколько сообщений, ваше величество.
Е к а т е р и н а . Читай, только побыстрей.
Х р а п о в и ц к и й (скороговоркой). Сообщение о наводнении в Твери, сообщение о наводнении в Риге, сообщение о моровой язве в Туле, сообщение о моровой язве в Серпухове, о побеге из казанского острога купца Дружинина и казака Пугачева. (Вынимает последнюю бумагу и в смущении замолкает.)
Е к а т е р и н а . А это что?
Х р а п о в и ц к и й. Куплеты, ваше величество.
Е к а т е р и н а . Какие куплеты?
Х р а п о в и ц к и й. Для вашей комической оперы, ваше величество.
Е к а т е р и н а . И что у тебя за привычка, Александр Васильевич, самое интересное всегда под низ класть. Дай-ка куплеты.
Х р а п о в и ц к и й. Куплеты без музыки, ваше величество, все равно что цветок без запаха. Соблаговолите прослушать, ваше величество, совместно с музыкой.
Е к а т е р и н а . А где же она?
Х р а п о в и ц к и й. Ванжура с Мартини ждут у дверей, ваше величество.
Е к а т е р и н а . А кто там еще?
Х р а п о в и ц к и й. Смешанный хор, ваше величество, и французский посол.
Е к а т е р и н а . Впусти всех, пусть и посол послушает. По крайней мере не будет мне голову турками заморачивать. Он, как француз, в куплетах-то должен лучше разбираться, чем в турках.

Храповицкий впускает В а н ж у р у   и    М а р т и н и. У первого в руках флейта, у второго скрипка. За ними артисты хора и граф С е г ю р. Все кланяются.

Здравствуйте, господа. Здравствуйте, граф. Чем я обязана столь раннему посещению?
С е г ю р . Ваше величество, мой министр, обеспокоенный последними событиями на русско-турецкой границе, обратился ко мне с настоятельной просьбой...
Е к а т е р и н а . Ах, граф, вот странное совпадение: и у меня к вам просьба.
С е г ю р . Приказывайте, ваше величество.
Е к а т е р и н а . Давайте послушаем вместе куплеты, которые написал Александр Васильевич, к моей новой опере. Сама-то я, как ни странно, стихи писать не умею.
С е г ю р . Ах, ваше величество, зачем вам уметь писать стихи, когда вы, как никто, умеете управлять государством!
Е к а т е р и н а . А вот китайский император умеет писать стихи.
Х р а п о в и ц к и й. Стихи-то он умеет писать, ваше величество, а вот государством управлять — не очень.
Е к а т е р и н а . В этом я не могу согласиться с тобой, Александр Васильевич, по-моему, и стихи не очень.
Х р а п о в и ц к и й. Разрешите начать, ваше величество?
Е к а т е р и н а (Сегюру). Заранее прошу снисхождения к моим артистам — конечно, им еще далеко до ваших. Вольтер мне на днях писал, что французские танцовщицы так вскружили головы парижанам, что они даже не заметили, как их обложили новым налогом.
С е г ю р . Не буду скромничать, ваше величество, действительно Франция страна очень больших артистов.
Е к а т е р и н а . И очень больших налогов. Но дайте нам время, граф, и мы вас догоним. Можно начинать, господа.

Хор образует хоровод, один из артистов хора отходит в сторону и ложится на пол.

Александр Васильевич, возьми мою рукопись и прочти графу мою первую ремарку.
Х р а п о в и ц к и й (читает по рукописи). «Действие первое. Явление первое. Театр представляет двор или луг возле дома Локметы; на дворе игрище и пляска». (Показывая на артиста, который лежит на полу.) «Горе-богатырь, скучая игрищем и пляскою, валяется на траве; потом, воткнув булавку на палку, таскает ею изюм из погреба, сквозь окошко; после чего играет в свайку».
Е к а т е р и н а . Свайка — это любимая игра русского поселянина. В нее играют при помощи гвоздя и веревки.
С е г ю р . Право, просто теряешься, ваше величество, чему удивляться больше? Вашему тонкому знанию законов театра или вашему глубокому знанию русской жизни.
Е к а т е р и н а . Что-что, а народ свой я знаю. (Дает знак музыкантам.)

Мартини взмахивает смычком. Музыка, игрище, пляска.

Х о р .
Оставя хлопоты работы,
Забудем слезы и заботы;
Себя мы станем утешать,
Играть, резвиться и плясать.

Х р а п о в и ц к и й. С трепетом жду, ваше величество, вашего художественного совета.
Е к а т е р и н а . Я тебе прямо скажу, Александр Васильевич: если бы я умела писать стихи, я бы написала лучше. Ну-ка повтори, как у тебя начинается.
Х р а п о в и ц к и й. Оставя хлопоты работы, забудем слезы и заботы.
Е к а т е р и н а . Ну вот, слезы. Неужели тебе самому это слово не режет ухо? Денно и нощно пекусь я о счастье своего народа; и не только пекусь, а даже учреждаю о его счастье медаль. (Вынимая медаль из коробочки.) Вот посмотрите, граф, чем я награжу сегодня своих депутатов. (Читает.) «Счастье и благоденствие — удел каждого россиянина». Это с одной стороны, а с другой стороны, по-моему, еще лучше... «И бысть в России радость и веселие». А у тебя — слезы, где ты их видел? (Показывает на хор плакальщиц.) Я тебя, Александр Васильевич, спрашиваю: где ты их видел?

В это время докладывают, входят д е п у т а т ы. Они выстраиваются, и она вешает им медали. Повесила несколько. На одного повесила, потом остановила его.

Ты, дружок мой, откуда?
Д е п у т а т. Из Казани, ваше императорское величество.
Е к а т е р и н а . Недовольна я вашим городом.
Д е п у т а т. Чем мы вас прогневали, ваше императорское величество?
Е к а т е р и н а . Плохо тюрьму содержите. Кто у них там намедни сбежал-то?
Х р а п о в и ц к и й. Купец Дружинин и казак... простите, ваше величество, запамятовал... (быстро достает нужную бумажку)... и казак Пугачев.
Д е п у т а т. Поймаем, ваше императорское величество.
Е к а т е р и н а (снимая с него медаль). Вот когда поймаешь, тогда и получишь.

ИНТЕРМЕДИЯ ВТОРАЯ

Генерал и дворянство

Г е н е р а л . Господа, из приказа Светлейшего явствует следующее: для проезда всемилостивейшей государыни нашей и сопровождающих ее лиц необходимо соорудить от Петербурга до Киева семьдесят шесть станций. На каждой станции приготовить по пятьсот пятьдесят лошадей.
П е р в ы й д в о р я н и н . А всего-то до Киева сколько, значит?
Г е н е р а л . Лошадей? Сейчас прикинем. (Ч и н о в н и к у со счетами.) Клади.
Ч и н о в н и к  (прощелкав костяшками). Сорок одна тысяча восемьсот.
В т о р о й д в о р я н и н. Это что же, в один конец, ваше превосходительство?
Г е н е р а л . В один.
В т о р о й д в о р я н и н. А сколько же в оба конца получается?
Г е н е р а л . Сейчас прикинем. (Ч и н о в н и к у.) Клади.
Ч и н о в н и к  (прощелкав на счетах). Получается сто десять тысяч лошадей ровно.
Т р е т и й д в о р я н и н. Сто десять тысяч! Ох, не много ли, ваше превосходительство?
Г е н е р а л . Так ведь ехать-то им и туда и обратно.
Т р е т и й д в о р я н и н. Ох, господи, осилим ли?
Г е н е р а л . А кто не осилит, сам поедет...
Т р е т и й д в о р я н и н. Это куда же, ваше превосходительство?
Г е н е р а л . Куда? Куда повезут. И уж тут, уважаемый, не туда и обратно, а только туда. Переходим к дальнейшему. На станциях построить дворцы с приемными и столовыми, кабинетами и буфетами, передними, передпередними и «маленькими апартаментами».
Ч е т в е р т ы й д в о р я н и н. Это как же понять, ваше превосходительство?
Г е н е р а л . Простите, вы кто?
Ч е т в е р т ы й д в о р я н и н. Предводитель дворянства, ваше превосходительство.
Г е н е р а л . Вот предводительствуете, а не знаете, что «маленьким апартаментом» называется нарядное отхожее место. Пора бы знать, что двор на двор не на двор ходит. Ха, ха, ха!
В с е. Ха,ха,ха!
П е р в ы й д в о р я н и н (второму дворянину). Тонкая штучка!
В т о р о й д в о р я н и н. Столичная выучка.
Г е н е р а л . Люстры, зеркала, гардины, ковры, стулья, кресла, уксус для окуривания, а также щетки и крылья для сметания пыли везут из Москвы. В Харьков и Кременчуг послано за серою и селитрой для фейерверков.
Т р е т и й д в о р я н и н. Для фейерверков, ваше превосходительство, еще дрань нужна.
Г е н е р а л . Дрань, господа, снимите с изб. И снимите сегодня же.
Т р е т и й д в о р я н и н. А если начнутся дожди, ваше превосходительство?
Г е н е р а л . А вы держите дрань в сухом месте.
Т р е т и й д в о р я н и н. Я в том смысле, ваше превосходительство, что если заранее крыши снять, а начнутся дожди, то в жилищах все вещи промокнуть могут.
Г е н е р а л . Ну какие у крестьян вещи. И потом, не всегда же дождь, промокнут — высохнут. Все амбары и житницы наполнить мешками с пшеницей. Если пшеницы не хватит, сыпьте в мешки песок.
Т р е т и й д в о р я н и н. Как — песок?
Г е н е р а л . А какая вам разница? Ведь не для еды, а для впечатления.
Второй д в о р я н и н. Орел!
Т р е т и й д в о р я н и н. Столичная выучка.
Г е н е р а л . По всему следованию августейшего поезда соорудить триумфальные арки и ворота. Стены домов, что видны с дороги, какие побелить, какие покрасить. А те, что ни от покраски, ни от побелки лучше не станут, срыть, а на их месте поставить девок с цветами, перевязанных красной лентой. В деревнях, кои на тракте, в удобные места согнать народ. Эй, народ!

Подходит народ.

Г е н е р а л (разглядывая подошедших). Неужели у вас другого народа нет?
П е р в ы й д в о р я н и н . Только такой, ваше превосходительство.
Г е н е р а л . А надо бы иметь на подобный случай, не кто-нибудь — государыня едет. (Мужику.) И не стыдно тебе в такой рубахе ходить?
М у ж и к . Как — не стыдно. Конечно, стыдно.
Г е н е р а л . А другой нету, что ли?
М у ж и к. Почему нету? Есть.
Г е н е р а л . Так чего ж ты в такой рванине ходишь? Надел бы другую.
М у ж и к . Можно и другую. Только та рваней этой, ваше превосходительство.
Г е н е р а л . В конце концов, господа, вы читали мои распоряжения?
Ч е т в е р т ы й д в о р я н и н. А как же, ваше превосходительство! Подать венки!

Вбегает человек с венками из полевых цветов.

Надень!

Человек надевает на себя венок.

Да не на себя, дурак, а на них.

Человек надевает венок на ближайшего мужика.

Да не на мужиков, а на девок.
Ч и н о в н и к  (шепотом, генералу). Разрешите напомнить вашему превосходительству подлинные слова Светлейшего: «Екатерининский путь должен быть подобен римским дорогам». А у римлян и мужики в венках ходили.
Г е н е р а л . Точно знаешь?
Ч и н о в н и к . Вот. (Проводит рукой под горлом.)
Г е н е р а л . Надеть и на мужиков.

На мужиков тоже надевают венки.

Ч е т в е р т ы й д в о р я н и н. Раздайте девкам и бабам ленты, бусы и травы. Ленты и травы всем, бусы — через человека.
Г е н е р а л . Ну девки еще куда ни шло, а бабы совсем плохие.
Ч е т в е р т ы й д в о р я н и н. Девки, загородите баб. Ну как?
Г е н е р а л . Загороженные они, конечно, лучше, но только девки-то у вас босые.
Ч е т в е р т ы й д в о р я н и н. Босость тоже можно загородить.
Г е н е р а л . Чем это?
Ч е т в е р т ы й д в о р я н и н. Детьми, ваше превосходительство.

Тащите детей!

В ногах девок усаживают детей.

Г е н е р а л . И где вы таких... ну ладно. Баб вы девками загородили, девок — детьми, а детей чем загораживать будете?
Ч е т в е р т ы й д в о р я н и н. Букетами, ваше превосходительство.

Раздать им букеты.

Ч и н о в н и к . А что, ваше превосходительство, по-моему, при быстрой езде может сойти.
Г е н е р а л . Разве что при быстрой. А что с мужиками делать?
Ч е т в е р т ы й д в о р я н и н. Сейчас сделаем. (Мужикам.) Скидывайте рубахи.

Мужики раздеваются.

Надевайте эти.
Мужикам раздают длинные кумачовые рубахи.

Скидывайте портки!

Мужики надевают другие.
Ч и н о в н и к  (шепотом). Между прочим, ваше превосходительство, римляне без порток ходили.
Г е н е р а л (подумав). А что, государыне это может понравиться.
Ч и н о в н и к . А вот графу Мамонову — вряд ли.
Г е н е р а л . Думаешь, он поедет?
Ч и н о в н и к  проводит рукой под горлом.
Ч е т в е р т ы й д в о р я н и н (народу). Теперь слушайте меня внимательно. Сейчас я пройду перед вами заместо лошади, потом заместо государыни. Карету государыни будут везти тридцать лошадей, как только покажется первая лошадь, кричите «ура!». Вот лошадь показалась. (Бежит, подпрыгивая, вдоль выстроенного народа.)

Народ кричит «ура».

Лошади прошли, показалась карета императрицы. Тут уж вы кричите громче, чем лошадям, машите лентами и бросайте цветы. (Первому мужику.) Вот я мимо тебя проехал, сразу снимай с себя новые портки, новую рубаху и надевай старые.

Мужик начинает раздеваться.

А ты почему же молчишь? Ты, пока раздеваешься, «ура»-то все-таки кричи, потому что государыня увидеть тебя уже не сможет, а слышать, что ты изъявляешь свое восхищение, все-таки будет. (Следующему мужику.) Теперь я мимо тебя проехал, ты раздевайся, теперь ты. Вот ведь быдло, скорее, тебе говорят, здесь ведь каждая минута дорога.
Г е н е р а л . А вы, собственно, почему так спешите?
Ч е т в е р т ы й д в о р я н и н. А как же не спешить? До Ильинского двадцать верст, там ведь тоже во что-то народу одеться надо, — пока им все эти портки да рубахи привезешь, пока там мужики разденутся, пока оденутся...
Г е н е р а л . А знаете что? Пусть они там для скорости уже голыми дожидаются.
Ч е т в е р т ы й д в о р я н и н. Вот спасибо, вот надоумили! И так мы разденем, ваше превосходительство, то есть, вернее сказать, оденем весь наш народ до самых Гнилых Овражков. А за Овражками уже другая губерния начинается, пусть они сами и отдуваются.

(по изданию Эрдман Н.Р. Самоубийца: Пьесы. Интермедии. Переписка с А. Степановой. - Екатеринбург: - У-Фактория, 2000. - 592 с.)



(UPD: нашел еще более полную версию чтения, заменил ролик)

--------

Ю. Любимов об Эрдмане
В. Смехов об Эрдмане

Profile

ilya_simanovsky: (Default)
Илья Симановский

August 2017

S M T W T F S
  123 45
6 789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Most Popular Tags

Page Summary

Style Credit

Expand Cut Tags

No cut tags
Page generated Aug. 17th, 2017 03:57 am
Powered by Dreamwidth Studios